Сапрыкина в отставку

@ivan_f_davydov on Twitter

- Сапрыкина в отставку! - закричал оратор. Мы заинтересовались. Прислушались. Но оказалось - Бастрыкина всего лишь

Этот твитт на самом деле очень точно отражает главную (ну или одну из главных) проблему всего того что по привычке называется протестом, а на деле уже и вовсе не понятно чем является.

Про «Бастрыкина в отставку» вроде как все нормально:  есть конкретный человек, глава СК, которое по его указанию творит полные безобразия. Тут не с чем спорить ни про безобразия, ни про его указания. Однако по сути – и это ясно понимает (чувствует) каждый из участников митинга – лозунг «Бастрыкина в отставку чистый муляж никакого отношения ни к чему не имеющий.

И дело даже не в том, что никто ни в какую отставку никакого Бастрыкина не отправит, а если отправит, то по причинам, которые никак не будут связаны ни с нашими митингами, ни тем более с их лозунгами. Просто – и это опять же очевидно всем – Новального и участников болотного дела судят не потому что есть злой Бастрыкин.  Любой другой на месте Бастрыкина делал бы то же самое разве что с некоторыми технологическими и риторическими разночтениями.

То есть Бастрыкин действующее лицо, и важный актор, но он абсолютно внеположен нам. То есть лозунг Бастрыкина в отставку имеет то же содержание, что и «Миру мир» на первомайской демонстрации какого-нибудь 1986 года.

А вот Сапрыкин – он не внеположен. Он реален для нас и актуален. Мы его знаем, читаем, любим или не любим. Он что-то делает (не делает), и это, находиться в нашем поле актуальности, в нашей сфере интересов и возможностей.

На выходе очень ясная перспектива дальнейшего развития протеста.. Но очевидно, что развитие  протеста будет (если, конечно будет  - продолжать бессодержательные и все более малолюдные митинги с лозунгами «миру мир» можно,  разумеется еще долго – инерция великая сила)    идти по двум направлениям.

1.   «Сапрыкина в отставку» - внутренние разборки, борьба внутри  протестующих групп и лиц. Потому что это актуально, это интересно («мы заинтересовались»), а главное это реальное поле для деятельности – то на что мы можем непосредственно влиять.

2.   Разрыв внеположности. То есть лозунги и действия, нарушающие (разрушающие) внеположность акторов. От лозунга «Бастрыкина в отставку» - Бастрыкину не тепло, ни холодно. Как и всем остальным. Но есть действия и слова, от которых ему может стать холодно или горячо.  Возможно окажется, что хватит каких-то коммерческих и имущественных разоблачений. Возможно, что-то вроде действенной общественной абструкции – от безобидных флешмобов и спам-тролинга, до закидывания помидорами окон квартиры и его детей и родственников, возможно…. впрочем тут я бы остановился. Ибо даже эти приведенные мной действия сопряжены с реальной угрозой суровых, а главное реальных и конкретных ответных силовых реакций.

(no subject)

http://slon.ru/ipad/poglotiteli-861364.xhtml
Вот на Слоне вышла наконец моя статья про "заговор чекистов". 
То есть на самом деле это не столько моя статья, сколько пересказ раазговора с Александром Волковым, в котором он изложил свою знаменитую теорию "операторов и оперов". 

Операция Pussy Riot

По поводу  всего, что происходит с Pussy Riot и вокруг них надо понимать одну очень важную вещь.  Церковь здесь не субъект действия, а объект. Причем главный.  То есть мы имеем дело с решением крайне важной для путинского режима задачи – подавлением церкви, как внеположной путинскому режиму институции, по полному подчинению церкви и контролю над нею.  Причем мы все (из самых правильных и лучших побуждений) оказываемся соучастниками, действующими лицами вписанными в структуру и бизнес план этой операции.

При всех проблемах (многочисленных и реальных) православной церкви, при всей ее глубокой связи с государством, чиновниками и спецслужбистскими структурами, церковь тем не менее оставалась куда более живым, куда более разнообразным, а главное развивающимся по своим алгоритмам организмом. Из всех институций путинской России Церковь оставалась единственной пусть искареженной, но живой.

В нормальной ситуации степень контроля, степень упровляемости и лояльности Церкви была вполне достаточной. Однако после Болотной ситуация изменилась.  Возможность самостоятельных действий Церкви, возможность ее самостоятельной позиции, да просто сам факт ее живой сущности – становился угрозой режиму. Ликвидировать эту угрозу прямым давлением нельзя, зато можно классической технологией: создать угрозу, стать единственным и готовым на все защитником и одновременно повязать общим преступлением.

 Акция Pussy Riot была идеальной для этой операции. С одной стороны крайняя степень раздражительного потенциала для церкви и верующих, с другой очевидная незначительность самого происшествия дают идеальный фон для того чтобы стравить церковь и общество, церковь и противников режима. А если добавить к этому атмосферу всеобщей ажитации, то даже и пиар накачки большой не надо чтобы  раздуть эту историю в  драматическое противостояние, где ни церковь ни «общество» просто не могут занять адекватной позиции. В итоге Церковь и как высшее руководство и даже как сложный организм, оказываются в ситуации отторжения и обороны с одной стороны, и навязчивой и масштабной опеки и помощи режима.

Важная деталь истории с панк-молебном «Путина прогни», тоже работает на решение задачи. То есть с одной стороны государство-режим вписался за церковь, а с другой церковь то ли себя защищает, то ли за тот же режим вписалось. Все это как бы уже и одно целое: за путина и за веру. Ну и наконец все это правильно и очень важно повязать кровью. Впрочем, времена не людоедские и режим не людоедский, а потому не кровью, а общим преступлением – судилищем над несчастными девочками. Потому и держат их в тюрьме, потому и судят, потому и срок дадут, чтобы был факт преступления, чтобы повязать этим преступлением церковь. 

(no subject)

Честно собирался прочитать все 49 (или сколько их там?)манифестов в "Афише". Честно прочел 5. Дальше не смог читать. Просмотрел еще 5 - дальше не смог даже просматривать.  Причем два из прочитанных манифестов были даже очень не плохие. То есть дело не в качестве текстов.

А .. в .. не манифесты это, и не гражданские, и не про нынешнюю ситуацию, и не про будущее России. Формат, структура, отбор авторов и текстов - все работает на то чтобы на выходе читатель получил не новые идеи, новые мысли и смыслы, а  на узнавание привычного, на закрепление дисскурса и его носителей.

По большому счету смысл этой мощной публикации в том, что бы опять все посмотрели друг на друга – увидели и порадовались тому, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.  Все узнаваемые, все понятные. Даже «ту сторону» представляют свои, узнаваемые, понятные. Вполне классический формат: вроде конференции на тему «Россия и модернизация» при президентском совете по развитию модернизации. Но правда же никому вне тусовки модернизаторов и в голову не приходит читать то, что докладывают на этих конференциях. А главное никому и в голову не приходит, что там может быть сказано что-то новое, живое, полезное. А изнутри там все полно приятного узнавания.

  

Один Кашин, пошел на разрыв заданного формата. Но ради этого ему пришлось пожертвовать смыслом. 

(no subject)

Акция белое кольцо на самом деле оказалась невероятно уместной. Более того, все что происходило с 5 декабря получило свое какое-то очень правильное завершение. 
Акцию эту никто не организовывал, но (и именно поэтому) это была великолепно организованная акция. Просто предложили место, время и форму. Далее люди сами пришли, сами распределились, сами сместили формат (по изначальной задумке стоять должны были спиной к проезжей части, но стояли лицом - и это, собственно, и определило ее эффективность).  
Акцию была не санкционирована, никто не выделял для нее специального пространства, в результате получилась не групповая тусовка, не "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались", а именно всенародное действие. Социальный и возрастной состав был самым релевантным и массовым. Было очень много пожилых людей и пенсионеров, было много семей с детьми. Белыми лентами (полотенцами, бумажками, всем-что-нашлось-в-машине) махали из дорогих джипов и побитых семерок и Деу. Махали, гудели, выкрикивали приветствия -  девушки 25-30 лет, женщины за 40, подростки, тертые мужики.
То есть впервые не было границы между протестующими и городом, и оказалось что этой границы нет вовсе. Протестующие не воспринимались как чужеродный элемент, как отделительная от других масса людей.  
Это были просто люди. Много людей, разных. И пафос этих людей находил живой отклик у большинства тех, кто проходил и проезжал мимо. 

На самом деле все это было и раньше - и потенциал самоорганизации, и отсутствие кастовости, и живая энергия доброжелательности и решимости. И проявлялось и на Балотной, и на Сахарова и на Якиманке, но только сейчас, когда действия людей никто не организовывал и не санкционировал. Когда никто не собирал и не тратил денег, когда никто не огораживал и не определял границы их действий. 

На самом деле все было не напрасно и не бессмысленно. Просто потому что дело не в организаторах, и не в их действиях, и уже тем более не междусобойчиках фейсбука и ЖЖ, а в той энергии которая реально есть у людей. И еще в одной очень важной вещи. Не просто определенное количество людей, а очень большое, значимо большое, критически большое количество людей не хочет больше жить в путинской России, не хочет больше Путина и это для них очень значимая эмоция. 

И кстати, я был на митинге за Путина в Лужниках и на Белом кольце.. и из этих двух мероприятий я вынес стойкое ощущение. А ведь совсем не очевидно, что большинство проголосует за Путина. Совсем не очевидно. 

(no subject)

Вот Иван Федопрович раздумывает с какими плакатами завтра  на митинг идти: "Много размышлял о транспарантах. Мне ближе классика, "Путин лучше Гитлера", например. Тем боле, что я и в самом деле так думаю. А из новомодных - "Если не Путин, то КОТ?"

А я вот решил остановить свой выбор на: "Мы умрем при Путине".


Почему на самом деле стоит бороться с путинским режимом

Хотел пошутить про то, что гребаный путинский режим мало того что  не согласовал митинг в поддержку Путина на Манежной, так еще и отправил людей идти маршем по продуваемой всеми ветрами Фрунзенской набережной. Да еще и в 11 часов. 

Но ведь и правда Фрунзенская набережная с выходом к Лужникам - абсолютно бессмысленное, неуютное и продуваемое всеми ветрами место. То есть для телекартинки сойдет, но для тех самых тысяч людей, пришедших (согнанных - чтобы к 11 быть в Москве во сколько надо выехать из Брянска или Иваново?) на митинг это очень плохой вариант... Особенно если хоть немного предположить, что это не фейк, а реальный марш поддержки реальных людей. Но даже если и не предполагать. Все таки согнаны не скоты, а люди. 

На самом деле именно это и есть основа режима - абсолютное пренебрежение и презрение к конкретным людям, к простым людям, к тем на кого сам же режим опирается, от чьего имени действует. Полное и абсолютное пренебрежение. Этих людей для них вообще нет. 

И именно это и есть та причина, по которой с режимом надо бороться, по которой стоит выходить на митинги и на баррикады. 

И я вот думаю пойти на это шествие - просто из солидарности с людьми, которых никто не хочет считать за людей. 

(no subject)

Очень странное ощущение от колонки Сапрыкина
Основная мысль и пафос Сапрыкина мне видятся крайне важными и правильными. Злобное нежелание слушать, понимать, воспринимать все что не соответствует нашей позиции и нашим мыслям - не просто отвратительно (этически и эстетически), но крайне бесперспективно.  Борьба с протестным сектанством - это вообще сейчас самое важное и самое нужное... В общем, так и хочется поставить 2000 лайков и сделать 100 перепостов, сопроводив их восторженными комментариями. 

Лайки наверное можно и поставить, и даже перепосты сделать, но комментарием я бы ее сопроводил таким:

Сапрыкин все очень верно пишет, но допускает одну неточность. Одну небольшую натяжку. В самом начале. Когда описывает исходный посыл. Он пишет:

«Я бы очень не хотел оказаться на месте людей, которым предлагают сняться в ролике в поддержку Путина или стать его доверенным лицом. Даже если я искренне сочувствую именно этому кандидату в президенты и хочу поддержать его своим авторитетом, это крайне невыгодный контракт. Выгоды от такого решения минимальны - скорее всего, тебе за это ничего не сделают; ну, может, лишний раз покажут в программе "Время" или позовут через год на какую-нибудь очередную встречу сторонников (тоже то еще удовольствие). А вот убытков (в первую очередь, моральных) не оберешься…»

Вообще-то это не так. Совсем не так. Большинство тих самых доверенных лиц люди состоявшиеся, но их нынешняя – реальное функционирование здесь и сейчас) состоятельность (материальная и творческая) во многом основана на том, что они получили от власти. Помещение театра (цирка, оркестра, киностудии), финансирование деятельности, кредиты для покрытия долгов и создание новых проектов… все это прямо завязано на конкретных благодеяниях власти. И будущая их состоятельность так же сильно зависит от того, что и как они получат от власти.  При этом отсутствие благодеяний власти – может угробить все те проекты, которыми живут эти самые «видные деятели». Нет, в нищету они не впадут, разумеется, и останутся вполне состоятельными людьми, но  их театрам, издательским домам, оркестрам и проч.. придется очень тяжело. Они окажутся в ситуации свободной конкуренции – что уже не так прекрасно и сулит кучу проблем. К тому же конкурировать они будут не в свободном пространстве, а с теми, кто получает благодеяния власти.

Разумеется, многие (ну или некоторые) из них состоялись и без подачек власти, и в нормальной ситуации могли бы функционировать без них, но – система работает так, что здесь и сейчас их состоятельность зависит от власти.

То есть - это именно контракт и  с самой очевидной доходной частью.

Эта маленькая неточность, мне  кажется, сильно смещает восприятие колонки. Нет, я по прежнему считаю очень правильными и важными мысли Сапрыкина про то, что злобно-нетерпимая реакция на любое доброе слово про Путина – идиотизм, и уж тем более про необходимость хотя бы попытаться понять тех, кто голосует за Путина» и вообще понять логику Путина и его слабые места». Только чтобы все это имело смысл надо все-таки именно понимать «с чем мы имеем дело», то есть точно описывать ситуацию. Или хотя бы стараться. 

ответ другу на вопрос: что ты думаешь по поводу всего этого?

На улице очень холодно.  То что и как делают организаторы митинга совсем не вызывает воодушевления. Даже наоборот. Причем речь не только о маститых политиках. Немцов, Рыжков, Гудков  и прочие каспаровы вызывают такое единодушное раздражение, что этот их потенциал стали использовать даже на официозном телевиденье.  Но и представители «креативного класса», те самые «новые люди» и «новые лица» уже раздражают не меньше. За два месяца прошедших с чистых прудов-болотной-сахарова было много пафосных заявлений, много креативного бурления, но не появилось ни одной новой идеи, ни одного нового лозунга.  На данный момент протест, который стал главным содержанием всей политической жизни страны этих месяцев,  не имеет никаких целей вообще (не то что конкретных, а вообще никаких). Что хотят сказать люди, которые придут на марш 4 февраля? Что они хотят сказать, против чего выступают?

Однако.. все это не имеет, как мне кажется, значения. То есть как раз марш 4 февраля, а точнее количество пришедших на него людей – имеет очень большое значение. А все остальное - нет.
Мне на самом деле совсем не интересно это шествие, я не испытываю ни малейшего воодушевления, но все таки обязательно пойду 4 февраля на Октябрьскую. 

Как мне кажется, оценивая происходящее важно понимать две вещи.

1.   Люди, конкретные люди связанные с властью: то есть те, кто так или иначе связаны с принятием  политических и экономических  решений (и, разумеется, контролем основных финансовых потоков)… Так вот эти люди, в большинстве своем, куда более пессимистичны в оценке своих действий, чем большинство оппонентов. Ну, или если говорить проще: они думают о себе куда хуже чем мы.  Они даже не считают, а знают, что они жулики и воры (и это даже мягко сказано), что их действия аморальны и вредоносны. Что они построили систему, в которой нормально жить и работать просто невозможно. И что никаких перспектив эта система не имеет.

Собственно где-то с 2007 года – еще до всякого кризиса (я тогда еще работал в «Эксперте») любой разговор с представителем околовластной элиты (особенно связанных с реальными финансовыми потоками) довольно быстро превращался в страстный монолог про «это не может продолжатся долго» и далее про ужасы реального положения вещей и грядущий «пиздец». Время шло, драматизм ощущений нарастал, но ничего не происходило, даже кризис никак не пошатнул систему… Все вроде работало, а люди все терпели и терпели. «Так не может продолжатся долго» - растягивалось в полной временной неопределенности, но эта убежденность никуда не исчезла, а только нарастала. И вот, вдруг, произошел декабрь. Вдруг какие-то люди – причем в большом, очень большом количестве, вышли на улицы с единственным лозунгом «мы больше не будем этого терпеть!». Естественная реакция властной элиты на все это –  НУ ВОТ И НАЧАЛОСЬ. Они ждали этого много лет, ждали, когда наконец придут к ним и скажут – «мы больше не будем этого терпеть!». Пошли вон!!!  Как бы ни устроена была система, но когда образующие ее люди не только не убеждены в своей моральной правоте, а даже наоборот убеждены в отсутствии какого либо морального или прагматического права на власть – она обречена. Спасти их могла бы жажда власти, злобная воля, воля не потерять свое… Но властная элита сегодня предельно расслаблена (олигархстайл: бассейны, девочки\мальчики, катера и яхты – какая тут к черту борьба за власть) и уже все получила. Угрозу своей власти и положению она воспринимает скорее как сигнал фиксировать прибыль и собирать чемоданы. Чем они активно  и занимается последние месяцы. Фиксировать прибыль и собрать чемоданы дело не быстрое, нужно время, но этот тренд и будет определять дальнейшее развитие событий, если протестная активность не сжуется, не сойдет на нет. Если мы по-прежнему будем их подгонять

2.   Положение нынешней власти (в данном случае буквально Путина) определяется в первую очередь важнейшим из ресурсов, которым он владеет – социальным ресурсом, популярностью у населения. Газ, нефть и прочие финансовые потоки – это очень важно, но Путин незаменим и необходим только до тех пор, пока он контролирует этот социальный ресурс. С него началась его власть, на этом строился его режим, на нем он держится до сих пор. Без поддержки населения, без видимости ее, без контроля за ним – Путин никому не нужен, включая и сове окружение.

Чтобы лишить Путина этого ресурса – только 50-80 тысячных митингов «креативного класса», разумеется, не достаточно.  Не хитрая технология превращает митингующих в «креативный класс», в «сетевых хомяков», «хипстеров», «молодых профессионалов» - то есть в очевидное меньшинство, которое страшно далеко от народа.

Выводы из всего сказанного простые.  

– ходить на митинги (совершенно все равно кто и что там говорит, кто и как их организует – все только начинается и сейчас будущее страны зависит не от организаторов, а от людей которые просто приходят на эти митинги и шествия.  

– делать все чтобы Путин получил на выборах как можно меньше голосов. Ну то есть прийти на выборы и проголосовать за кого угодно (в данном случае порча бюллетеня – тоже голос против Путина). Пусть ему придется фальсифицировать выборы так чтобы ни у кого не осталось никаких сомнений – и тут крайне важна функция наблюдателей.

– ну и… очень важно перестать воспринимать себя как отдельные от народа группы. Перестать гордо и высокомерно носить звание «креативного класса», «молодых и успешных»... Вообще-то у простых людей большинство проблем те же что и у вас. Только живут они чаще всего намного тяжелее, напряженнее и скучнее. Просто у них совсем не остается времени и денег ни на что. Ни на фейсбук, ни на кофейни, ни на поездки...  Пока власть имеет дело с 50 тысячами представителей креативного класса – ей неуютно, но боятся нечего, но когда она будет иметь дело с 50 тысячей представителей народа (или мене пафосно – населения страны) – тогда все начнется по настоящему. 

(no subject)

Вот прочел статью Путина в "Ведомостях", ну то есть буквально всю прочитал.