Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

(no subject)

Написал я этот небольшой текст лет пять назад, еще на "Глобалрусе" и с тех пор каждый раз 9 мая не нахожу ничего лучше, чем просто его перекопировать.

Каждый раз перед праздником 9 Мая меня одолевают смутные чувства. Умом понимаю: сталинский режим был не менее бесчеловечен, чем режим Гитлера, страшные жертвы, понесенные во время этой войны нашей страной, – результат не только героизма и самопожертвования, но и преступлений военного командования; но душой – праздную великую победу в Великой войне. Умом понимаю: стране необходим национальный праздник, "день национальной гордости и величия", но душой – воротит от лжи и патоки, разливающейся в этот день, и не только официальным порядком, но и, так сказать, из народных масс. Умом понимаю: штрафные батальоны, СМЕРШ, "ни шагу назад"; а душой – "дубина народной войны", величие и героизм народа.

Умом понимаю: ялтинская конференция, послевоенное мироустройство, весь мир, с благодарностью смотрящий на Россию; но душой – жалко поляков и прочих чехов; даже латышей с эстонцами – и тех жалко. Умом понимаю: "смело входили в чужие столицы, но возвращались в страхе в свою", но душой и умом понимаю, и чувствую: Великая Отечественная война после ужасающих 30-х стала живительной силой, спасшей нашу страну и наш народ, не давшей сталинской системе окончательно уничтожить человеческое в людях. И одно только это достойно уже того, чтобы, несмотря на все сопли и ложь, праздновать этот великий день.

P.S.: "Провожали нас на фронт торжественно. Перед погрузкой нас выстроили около вагонов и командир эшелона объявил, что с прощальным словом к нам обратится старый питерский пролетарий. Слово это я запомнил на всю жизнь, как "Отче наш": "Ребята! Гляжу я на вас и жалко мне вас. А пораздумаю я о вас, так и х.. с вами" (Ю.М. Лотман "Не-мемуары").

(no subject)

В Советское время дедовщины действительно почти не было в тех частях, где офицер из кожи вон лез, чтобы выслужится, пробиться наверх. Но такие места меж солдат почитались адом. И понятно почему: дедовщина -- это живая реакция общества на нивелировку советской армейской системы, восполнявшая ее неспособность устанавливать человеческие связи и смыслы службы. Дедовщина - механизм преодоления невозможности двухлетней службы в конкретных условиях советской армейской системы. И появилась она в конце 60-х не от того, что стали брать заключенных, а от того, что уровень жизни и самосознания советских людей изменился и старые механизмы принуждения уже перестали работать. В постсоветскую эпоху этот разрыв (между сознанием современного человека и требованиями двухлетней службы в конкретных армейских условиях) только увеличился и многократно.
А потому в Советской армии Российской Федерации дедовщину извести нельзя. Можно только уменьшить количество эксцессов, что собственно в последние годы и было сделано (повысив ответственность офицеров за борьбу с ней). Но есть принципиальный порог возможности за которым развал системы, а на выходе -- сотни сычевых, да и не только сычевых.
Так что выход не в повышении ответственности офицеров за борьбу с дедовщиной, а в отказе от Советской системы и изменении принципов формирования (имеется ввиду, конечно, не банальный переход на контрактную армию) и управления воинскими частями.