Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

Сегодня во френдленте сразу несколько человек выступили с глубокомысленными рассуждениями по поводу "нельзя отказываться от  наследия Сталина"
И вот что я скажу: они в общем вполне логично рассуждают. 

России хорошо только когда людям плохо. Чтобы ей по настоящему подняться с колен, нужно замучить миллионы людей (не обязательно до смерти, но так чтобы мало не показалось) ..  Индустриализация, коллективизация, модернизация.... 

А раз России хорошо когда русским людям плохо, раз Россия суверенное пространство зла, то как можно отказываться от наследия Сталина. Ну то есть можно, конечно, но тогда нужно отказаться от России.

Потому что на самом деле когда мы говорим о России мы  так или иначе имеем ввиду сталинскую Россию. Никакой другой мы не знаем, не понимаем и не мыслим даже. По сути дела каждый кто начинает говорить об интересах России делает это (пусть он будет трижды антисталинист) исключительно в сталинской парадигме. В парадигме зла. 

То есть любая настоящая десталинизация - это не просто переписывание учебников и облечение терора 30-х (а так же 20-х, 40-х и 50-х). Это по сути дела демонтаж российского госудраства. 

По поводу скандала вокруг учебного пособия Вдовина-Барсенкова


1. Учебник насколько я успел понять из цитат и обсуждений, конечно плохой. Ну, то есть, обычный говняный учебник. Кстати даже и не учебник, а пособие ... типа для "внеклассного чтения".

2. Если можно вообще говорить про абсолютное зло применительно к человеческой истории, то сталинизм - это именно абсолютное зло. И любые, даже самые аккуратные, исторические концепции построенные  на "оправдании сталинизма" мне видятся неприемлемыми и, в общем, гнусными.

3. Нет никаких оправданий гнусных действий редакции журнала «The new times» и лично товарища Сванидзе.  Причем, в первую очередь, с позиции либеральных ценностей. Вот они то как раз вполне заслужили своими действиями травли.

4. Вообще-то, очень стоит всячески поддержать тех, кто борется против травли и тем более санкций в адрес авторов учебника. Они могут быть сколько угодно неприятны, но тащить людей в прокуратуру за исторические взгляды - недопустимо. Совсем недопустимо. Никак.

5. Вообще-то это совершенно естественно. Бороться со сталинизмом - это значит бороться, за то чтобы историков не преследовали за исторические взгляды.  И вообще никого не судили и не травили за мысли, чтобы у людей была возможность эти мысли высказывать и все такое. Это вообще-то совсем очевидно... настолько что даже и странно это повторять. 

6. И это все, даже не говоря про чеченскую "составляющую" этой истории. Это и вовсе дикость и мерзость несусветная.
 


(no subject)

Написал я этот небольшой текст лет пять назад, еще на "Глобалрусе" и с тех пор каждый раз 9 мая не нахожу ничего лучше, чем просто его перекопировать.

Каждый раз перед праздником 9 Мая меня одолевают смутные чувства. Умом понимаю: сталинский режим был не менее бесчеловечен, чем режим Гитлера, страшные жертвы, понесенные во время этой войны нашей страной, – результат не только героизма и самопожертвования, но и преступлений военного командования; но душой – праздную великую победу в Великой войне. Умом понимаю: стране необходим национальный праздник, "день национальной гордости и величия", но душой – воротит от лжи и патоки, разливающейся в этот день, и не только официальным порядком, но и, так сказать, из народных масс. Умом понимаю: штрафные батальоны, СМЕРШ, "ни шагу назад"; а душой – "дубина народной войны", величие и героизм народа.

Умом понимаю: ялтинская конференция, послевоенное мироустройство, весь мир, с благодарностью смотрящий на Россию; но душой – жалко поляков и прочих чехов; даже латышей с эстонцами – и тех жалко. Умом понимаю: "смело входили в чужие столицы, но возвращались в страхе в свою", но душой и умом понимаю, и чувствую: Великая Отечественная война после ужасающих 30-х стала живительной силой, спасшей нашу страну и наш народ, не давшей сталинской системе окончательно уничтожить человеческое в людях. И одно только это достойно уже того, чтобы, несмотря на все сопли и ложь, праздновать этот великий день.

P.S.: "Провожали нас на фронт торжественно. Перед погрузкой нас выстроили около вагонов и командир эшелона объявил, что с прощальным словом к нам обратится старый питерский пролетарий. Слово это я запомнил на всю жизнь, как "Отче наш": "Ребята! Гляжу я на вас и жалко мне вас. А пораздумаю я о вас, так и х.. с вами" (Ю.М. Лотман "Не-мемуары").

(no subject)

Разбирал бумаги и наткнулся на конспект своего урока по «Сказке о Царе Салтане».

Один из заготовленных мной вопросов звучал так:

Какую концепцию государственного развития представляет ткачиха?

 

Причем судя по этому конспекту анализ текста давал ответ: «промышленно-бюрократическую» или на более простом языке «государство основанное на лжи и воровстве»

(no subject)

 Я настоятельно прошу моих друзей из газеты "Взгляд" объяснить как такая вот статья 
http://www.vzglyad.ru/politics/2007/10/16/117947.html
вот с такими пассажами:

"Вместо примерных посещений лекций и семинаров в МГУ он приступил к изготовлению копий запрещенной книги югославского писателя-диссидента Милована Джиласа «Новый класс». Вот тут-то в душевной гармонии Буковского и засомневались. За тяжкий труд по копированию Джиласа Буковский был признан невменяемым и до февраля 1965 года находился на принудительном лечении в спецпсихбольнице. То ли уровень медицины в те времена был не на высоте, то ли заболевание будущего диссидента было врожденным, запущенным и, как следствие, уже неизлечимым – но, выйдя на волю, Буковский вновь взялся за старое"

"В целом курс реабилитации Буковского в местах не столь отдаленных и в клиниках по восстановлению здоровья занял ни много ни мало 12 лет. Однако тонкая душевная организация Буковского не поддалась влиянию медикаментов. Тогда решили диссидента отпустить с миром. За кордон."

Да, таких людей и в самом деле очень мало. И, наверное, к лучшему. А то как-то сразу вспоминается бородатый анекдот из советского прошлого: 
Звонок в ЦК КПСС:
– Алло, это ЦК? А возьмите меня в политбюро!
– Вы что, больной?
– Да, и очень старый!.. 
(в этом ппассаже, кроме всего прочего, очень показательный нюанс: Буковский на 2 года моложе того кандидата о мудрости и опотности которого мы еще очень много услышим со страниц "Взгляда")

могла быть вами напечатана. 

заметки на полях споров о феврале

 

Как всегда с опозданием решил откликнуться на споры о февральской революции. В процессе листания всяких книг и документов по февральской революции (чем я занимался в течении месяца) я сделал несколько наблюдений. Что называется на полях.

 

1.  Одной из главных причин крушения российского государства как мне видеться был массовый патриотический подъем, вызванный войной и затронувший все образованное российское общество. Если говорить в общем, то государственные институции просто не выдержали патриотического накала и сгорели. Как это не парадоксально, но монархия институционально куда менее была готова аккумулировать массовый патриотизм, чем демократии. В итоге к 16 году общество видело в царе и дворе национал предателей, желающих заключить сепаратный мир с Германией. Миф о заговоре, о «темных силах во дворце» - был точкой отсчета как для правых так и для левых, как для революционеров, так и для охранителей. Все в него свято верили, все хотели спасти отечество от позора, для всех было честью противостоять этим темным силам и немецким шпионам. В реальности никакого заговора и близко не было. Причем вера в этот заговор была столь сильна, что в итоге не смотря на донесения осведомленных шпионов, английская разведка опирающаяся на общественное мнение в России, уверилась в опасность заговора и стала работать вместе с немецкой разведкой на революцию (дабы обеспечить приход к власти патриотов).

2. Почти всегда в момент исторических сломов, крушения государств весьма значимую роль играет общественный миф о «злонравной императрице» (вар. первой леди, жене генсека). Так вот чаще всего это не только миф. Во всяком случае, в истории крушения российской империи роль императрицы не стоит недооценивать. Нет, немецкой шпионкой она не была, не плела заговоров и не подрывала основ. Все куда хуже. Она пыталась спасти Россию и ее монархию. Она видела в этом свою миссию. Есть род женщин, которые, получая доступ к решению ключевых вопросов и действующие из лучших побуждений – способны разрушить что угодно, в том числе и великую империю. Причем типаж этот весьма распространен - хаотическое сознание, убежденность в собственной правоте (мистическая или прагматическая – все равно), смещенное восприятие реальности, воля к деятельности и энергия. Причем не стоит преувеличивать степень веры императора в свою жену, и его слабость – он явно не хотел отдавать ее ту власть которую она имела, но с такого рода энергией совладать очень не просто, особенно когда вокруг все зыбко и неопределенно.  

 

(no subject)

Дискуссия о сталинизме столь неожиданно прокатившаяся по ЖЖ мне показалась очень важной и правильной. Причем не столько содержательно (содержательно она была в общем весьма некудышной), сколько эмоционально. То есть мне кажется очень важной массовая реакция отторжения любого оправдания сталинского терора.
 
Вот leteha питшет: "Кстати, за время обсуждения исторических аспектов деятельности Сталина, с удивлением обнаружил, что до этого прекрасно относился к значительному числу людей, чье единственное место может находиться только в Кащенко" - и это очень хорошо и очень важно. Важно, что люди к которым государственник leteha "прекрасно относился" повели себя резко и даже возможно взбалмошно. Потому что очень важно поддерживать отношение нетерпимости к сталинским репрессиям, важно чтобы каждый кто почему-то вдруг захочет заговорить об их опровдании осознавал, что тут же окажется в положении маргинала (в общественном сознании и в реальной политике), а чтобы этого не случилось ему очень тщательно придется подбирать слова. 
Почему важно: во-первых, потому что память о сотнях тысячах (специально не говорю о миллионах, чтобы не порождать ненужные споры о цифрах и без того запредельных) уничтодженных людей элементарно требует такого отношения. И никакая Фрайберга и никакой Чейни не могут быть важнее  этой памяти.
Во-вторых, это нужно для того, чтобы ни у кого не возникло даже соблазна представить себе что государственничество - это когда государство вправе решать кому жить, а кому нет; это когда есть такие государственные цели ради которых можно вообще пренебречь жизнью и судьбой конкретных людей.  
То есть очень важно чтобы слова про 37 годы не перестали быть (стали бы) страшилкой, намертво закремпленной в общественном и политичесаком сознании.  Такой же как фашизм (и в этом смысле сравнение Сталина и Гитлера - весьма обоснованно).  И чтобы дискуссия вокруг всякого использования этой страшилки велась в  жанре: "Ну какой нахрен 37 год, Вы что батенька, побойтесь Бога", а вовсе не в жанре - а что такого страшного в 37 годе".