Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

все выше, выше... ах

Песня "Крылатые качели" (наряду с песней "прекрасное далеко") один из немногих осколков масскультуры позднего совка, который что называется "вполне себе канает и сегодня". Причем не как "ностальгический треш", а сам по себе. Ибо это очень характерный символ эпохи при этом сделанный очень качественно и тонко.
Почему символ понятно:
Поздний совок - мир глубоко инфантильный. Мир обращенный в будущее, которого нет. А потому это будущее абстрактно-благостное, бесконечно далекое от окружающей реальности. Некое "прекрасное далеко"...

Позабыто все на свете
Сердце замерло в груди
Только небо только ветер
Только радость впереди

Почему тонко:
Потому что этот инфантелизм выражен с той степенью драматизма, которая одновременно не разрушает канву советского мифа, но задает пространство расширения. Причем ключем тут является очевидная, но почти не читаемая большинством аллюзия на замечательное стихотворение Федора Сологуба "Чертовы качели"

В тени косматой ели,
Над шумною рекой
Качает черт качели
Мохнатою рукой.

Качает и смеется,
Вперед, назад,
Вперед, назад,
Доска скрипит и гнется,
О сук тяжелый трется
Натянутый канат.

Снует с протяжным скрипом
Шатучая доска,
И черт хохочет с хрипом,
Хватаясь за бока.

Держусь, томлюсь, качаюсь,
Вперед, назад,
Вперед, назад,
Хватаюсь и мотаюсь,
И отвести стараюсь
От черта томный взгляд.

Над верхом темной ели
Хохочет голубой:
- Попался на качели,
Качайся, черт с тобой!-

В тени косматой ели
Визжат, кружась гурьбой:
- Попался на качели,
Качайся, черт с тобой!-

Я знаю, черт не бросит
Стремительной доски,
Пока меня не скосит
Грозящий взмах руки,

Пока не перетрется,
Крутяся, конопля,
Пока не подвернется
Ко мне моя земля.

Взлечу я выше ели,
И лбом о землю трах!
Качай же, черт, качели,
Все выше, выше... ах!


Алюзия и без того очевидная прямо заявлена припевом песни:

Взмывая выше ели
Не ведая преград
Крылатые качели
Летят летят летят

Тут: "не ведая преград"; "летят летят летят"
Там: "лбом о землю трах": "выше, выше..ах"

(Кстати, "прекрасное далеко" - это тоже очевидная и вполне осмысленная аллюзия, но из Гоголя, у которого это не временная, а пространственная категория.

(no subject)

Разбирал бумаги и наткнулся на конспект своего урока по «Сказке о Царе Салтане».

Один из заготовленных мной вопросов звучал так:

Какую концепцию государственного развития представляет ткачиха?

 

Причем судя по этому конспекту анализ текста давал ответ: «промышленно-бюрократическую» или на более простом языке «государство основанное на лжи и воровстве»

(no subject)

Саша Бугаев предлагает быть последовательным и предлагает перевести на русский слова ЖЖаргона.
http://a-bugaev.livejournal.com/429263.html?nc=23
Для начала он предлагает подумать как перевести следующие понятия.
- френды (зафрендить, расфрендить, френд-лента)
- комменты (а также "комменты скринятся")
- постинг
- забанить

Я предложил следующий вариант
- френды (зафрендить, расфрендить, френд-лента)
- комменты ("комменты скринятся")
- постинг
- забанить

Это именно по русски, и именно так развивается русский литературный язык. За счет флексий и включения в русское склонение слова эти перестают быть чужими и обрабатываются языком. Причем отсев происходит в естественной среде живого языкового процесса.
Любые замены будут нарочитыми, умышленными, а главное будут противоречить принципам развития русского литературного языка. Он с самого начала развивался через заимствования и через напряжение которое возникало между грамматическим и лексическим строем русского языка и заимствованиями. К тому же привлечение "чужих" слов и обработка их на русской почве создает дополнительное пространство смыслов и вариаций смыслов. Френды - это не совсем то же самое, что друзья. А расфрендить -- не совсем то же самое, что раздружить. И так далее.
Ну и, наконец, валентность слов. В русском языке она куда меньше, чем в английском.